Подойдите к краю скалы”, – сказал он.
“Мы боимся”, – сказали они.
“Подойдите к краю скалы”, – сказал он.
“Мы боимся”, – сказали они.
“Подойдите к краю скалы”, – сказал он.
Они подошли.
Он подтолкнул их.
Они полетели.
Г.Аполлинер
 
 

Шоссейная дорогая извивается вдоль скал. Это дорогая из Будвы. Она серпантином увлекает меня дальше, вдоль моря. Несмотря на крутые виражи, я с трудом концентрируюсь на дороге, и время от времени уступаю соблазну и отвожу взгляд в сторону, где передо мной открывается завораживающий вид искрящегося под яркими лучами черногорского солнца бесконечное море. Серпантин заканчивается, и я сворачиваю с главной дороги налево, туда, где туристам редко выпадает шанс побывать – по незнанию, и просто потому что так заведено: все самое волшебное труднодоступно. Извилистая, разбитая дорога влечет дальше. Соседство скал и моря неизменно, равно как и чувство ожидания… Энергия этого места подсказывает, мой путь будет вознагражден.

Плоче. Словно свет в конце туннеля, устремляющегося вверх, как цветок на конце высокого-высокого стебля… передо мной открывается непостижимое великолепие Плоче. Бесконечное море в оправе серых скал. Оно словно приподнято здесь над всем остальным миром в стремлении слиться с небом. Грубые камни каскадом спускаются вниз. Силуэты гор причудливо очерчивают горизонт и спускаются в безукоризненно ровную линию моря, переходя в резкие очертания скал.  Столько силы, характера, харизмы в этом необъяснимо притягательном месте. Оно всегда разное. Только здесь обычно спокойное, невозмутимое Адриатическое море вздымается и бурлит, обрушивается на скалы могучими, устрашающими, и вместе с тем завораживающими волнами.  Только здесь море замирает и отражает в себе небо столь безукоризненно, что непонятно, что есть отражение, а что суть. Я затаиваю дыхание, чтобы не нарушить этой гармонии. Здесь дельфины подплывают к самому берегу и заигрывают со скалами, а грозные стервятники с оголенными шеями напряженно вглядываются вдаль… Скалы уходят направо, и я продолжаю свой путь, ведь за скалистой чередой скрывается Маяк. Есть нечто волшебное в этих стройных сооружениях, так гармонично вливающихся в общий природный ландшафт, в их спасительной, направляющей миссии. От маяка я спускаюсь вниз по лестнице, и передо мной, словно жемчужина в раковине, открывается небольшой природный бассейн, ложбинка в скале, неизменно наполняемая морем. Невозможно устоять перед соблазном, и я погружаюсь в эту манящую бархатную прозрачность. Словно рожденная заново, я продолжаю свой небольшое путешествие к новым тайнам, скрываемым Плоче. Вскоре, за чередой скал передо мной открывается небольшой остров, или, скорее, отдельно стоящая скала-пик, грубая, острая, словно блудный сын, она откололась от общего массива.   Неотразимая в своей самонадеянности, самоценная… ее собственной красоты, тем не менее, можно не заметить. На самой вершине этого осколка притаилась маленькая православная церковь. Люди ломают головы над каменными истуканами острова Пасха, Черногория тоже таит немало тайн…

Я возвращаюсь сюда снова и снова, и каждый раз открываю для себя новое, то, чего не замечала ранее, или то, что ранее вовсе не существовало. Откройте и вы Свою тайну, и пусть она будет только вашей. Возможно, она станет для вас первым шагом на пути к чему-то очень важному, на пути к себе… Вода, омывающая островок, изумрудно-зеленая, я уступаю этому бесконечному соблазну и лечу вниз.

Empty attachment or post type not equal ‘attachment’